<< Главная страница

Бернард Шоу. Аннаянска, сумасбродная великая княжна





"Аннаянска" - чисто бравурная пьеса. Для своих "номеров" современный мюзик-холл требует небольших скетчей, которые продолжаются минут двадцать и позволяют любимцу публики совершить краткий, но блистательный выход в достаточно заурядной постановке. В прежние времена мы с мисс Маккарти не раз помогали друг другу прославиться в серьезных пьесах - от "Человека и сверхчеловека" до "Андрокла", - а мистер Чарлз Рикетс снисходил к нашим просьбам и, оторвавшись от своих занятий живописью и скульптурой, придумывал для наших пьес удивительные костюмы. Но вот мы трое разогнули спины - как, вероятно, разгибали спины миссис Сидонс, сэр Джошуа Рейнолдс и доктор Джонсон - и создали "номер" для мюзик-холла "Колизей". Нет, мы не смотрели на театр-варьете сверху вниз и не считали его лилипутом или свой театр - Гулливером. Напротив, мы - трое новичков, только что освободившихся из-под тяжкого ига интеллектуального театра, - просили публику о снисхождении.
Сияли огни рампы, звучал "1812-й год" Чайковского; мисс Маккарти и мистер Рикетс легко и естественно показали себя с лучшей стороны.Мне, боюсь, это не удалось. За свой вклад в пьесу я удостоился всего одного комплимента: какой-то приятель сказал мне, что это единственная из моих вещей, которая не показалась ему слишком длинной. Тогда - действуя по своему правилу: "радуйся упрекам, ибо за ними часто скрывается похвала", - я добавил к ней еще пару страниц.


Кабинет генерала в ставке на восточном фронте в Беотии. Посреди кабинета большой стол с телефоном, письменными принадлежностями, бумагами и прочим, У одного конца стола удобное кресло для генерала. За креслом - окно. У противоположного конца стола простая деревянная скамья. На столе пишущая машинка, против нее стоит спинкой к двери обычный конторский стул. Рядом с дверью, расположенной за деревянной скамьей, стоит вешалка для верхней одежды. В кабинете никого нет. Входит генерал Страмфест, за ним - лейтенант Шнайдкинд. Они снимают шинели и фуражки. Шнайдкинд задерживается возле вешалки, Страмфест подходит к столу.
Страмфест. Шнайдкинд! Шнайдкинд. Да, сэр? Страмфест. Вы еще не отослали правительству мое донесение? (Садится.) Шнайдкинд (подходя к столу). Нет, сэр. Какому правительству прикажете его
отослать? (Садится.) Страмфест. Смотря по обстановке. Как развиваются события? У кого, по-вашему,
больше шансов оказаться завтра утром у власти? Шнайдкинд. Вчера крепче всех держалось временное правительство. Но я слышал,
что сегодня у них застрелился премьер-министр и что лидер левого крыла
перестрелял всех остальных. Страмфест. Так. Это прекрасно. Но ведь они всегда стреляются холостыми
патронами. Шнайдкинд. Даже холостой патрон означает капитуляцию, сэр. По-моему,
донесение следует отослать максимилианистам. Страмфест. Они держатся не крепче, чем оппидо-шоуисты. И по-моему, умеренные
красные революционеры имеют точно такие же шансы. Шнайдкинд. Можно отпечатать донесение под копирку и послать каждому
правительству по экземпляру. Страмфест. Пустая трата бумаги. С тем же успехом можно посылать донесения в
детский сад. (Со стоном опускает голову на стол.) Шнайдкинд. Вы утомлены, сэр. Страмфест. Шнайдкинд, Шнайдкинд, неужели вы еще можете жить на этом свете? Шнайдкинд. В мои годы, сэр, человек опрашивает себя: неужели я уже могу
отправиться на тот свет? Страмфест. Вы молоды, молоды и бессердечны. Революция вас возбуждает, вы
преданы абстрактным понятиям - свободе и прочему. А мои предки семь
столетий верно служили беотийским Панджандрамам; Панджакдрамы давали
нам придворные чины, жаловали награды, возвышали нас, делились с нами
своей славой, воспитывали нас. Когда я слышу, как вы, молодежь,
заявляете, что готовы сражаться за цивилизацию, за демократию, за
низвержение милитаризма, я спрашиваю себя: неужели можно проливать
кровь за бессмысленные лозунги уличных торговцев и чернорабочих, за
всякий вздор и пакость? (Встает, воодушевленный своей речью.) В монархе
есть величие, и он не какая-нибудь абстракция, а человек, вознесенный
над нами, точно бог. На него смотришь, ему целуешь руку, он улыбнется -
и у тебя сердце радуется, он нахмурится - и у тебя душа уходит в пятки.
Я готов умереть за своего Панджандрама, как мой отец умер за его отца.
Когда этот ваш трудовой народ гневил старших, его награждали пинком в
мягкое место, и он был счастлив. А теперь что мне осталось в жизни?
(Уныло опускается в кресло.) Мой король низложен и сослан на каторгу.
Армия, его былая гордость и слава, марширует под мятежные речи нищих
бунтовщиков, а полковника силой заставляют представлять этих ораторов
народу. Кто меня назначил главнокомандующим, Шнайдкинд? Мой собственный
поверенный! Еврей, самый настоящий еврей! Еще вчера все это показалось
бы бредом сумасшедшего, а сегодня бульварная пресса сообщает об этом
как о самых заурядных событиях. Хотите знать, ради чего я сейчас живу?
У меня три цели: разгромить врага, восстановить на троне Панджандрамов
и повесить своего поверенного. Шнайдкинд. Будьте осторожны, сэр. В наше время опасно высказывать такие
взгляды. Что, если я выдам вас? Страмфест. Что?! Шнайдкинд. Я не сделаю этого, конечно: мой отец ораторствует в том же духе,
что и вы. Но все же - что, если я выдам вас? Страмфест (с усмешкой). Я объявлю, что вы предали революцию, мой друг, и вас
немедленно поставят к стенке; впрочем, если вы расплачетесь и попросите
позволения обнять перед смертью старушку мать, они, возможно,
передумают и назначат вас бригадиром. Довольно. (Встает, расправляет
плечи.) Отвел душу, и сразу легче стало. За дело. (Берет со стола
телеграмму, вскрывает ее; поражен ее содержанием.) Силы небесные!
(Падает в кресло.) Этого еще недоставало! Шнайдкинд. Что случилось? Армия разбита? Страмфест. Лейтенант! Неужели вы думаете, что поражение может меня так
подкосить? Меня, потерпевшего в этой войне тринадцать поражений? О мой
король, мой повелитель, мой Панджандрам! (Рыдает.) Шнайдкинд. Его убили? Страмфест. Кинжалом, кинжалом пронзили сердце!.. Шнайдкинд. О боже! Страмфест. ...и мне, мне тоже! Шнайдкинд (с облегчением). А, так это метафора. Я думал, в буквальном
смысле. Что случилось? Страмфест. Его дочь, великая княжна Аннаянска, любимица Панджандрины, только
что... только что... (Замолкает, не в силах договорить.) Шнайдкинд. Покончила с собой? Страмфест. Нет. Уж лучше бы она покончила с собой... Да, это было бы гораздо
лучше. Шнайдкинд (понизив голос). Оставила церковь? Страмфест (шокирован). Разумеется нет. Не богохульствуйте, молодой человек. Шнайдкинд. Потребовала права голоса? Страмфест. Я дал бы ей это право и не поморщился, лишь бы уберечь ее от
того, что она совершила. Шнайдкинд. Что она совершила? Не томите, сэр, скажите же! Страмфест. Она перешла на сторону революции. Шнайдкинд. Как и вы, сэр. Мы все перешли на сторону революции. Она так же
притворяется, как мы с вами. Страмфест. Дай-то бог! Но это еще не самое страшное, Шнайдкинд. Она сбежала
с молодым офицером. Сбежала, вы понимаете, сбежала! Шнайдкинд (не особенно поражен). Понимаю, сэр. Страмфест. Аннаянска, прекрасная, невинная Аннаянска, дочь моего повелителя.
(Закрывает лицо руками.)
Звонит телефон.
Шнайдкинд (снимает трубку). Да, главный штаб. Да... Не ори, я не генерал.
Кто у телефона?.. Почему сразу не сказал? Порядка не знаешь? В
следующий раз разжалую в рядовые... Ах, тебя произвели в полковники! Ну
а меня - в фельдмаршалы. Что у тебя там произошло? В чем дело? Я не
могу целый день слушать твои хамские... Что? Великая княжна?
Страмфест вздрагивает.

Где вы ее поймали? Страмфест (выхватывает у Шнайдктда трубку и слушает). Говори громче, это
генерал... Сам знаю, болван. А офицера задержали? Того, что был с ней?
Проклятье! Ты за это ответишь! Ты его отпустил - он подкупил тебя...
Нельзя было его не заметить, он в полном придворном мундире
Панджеробаенского гусарского полка! Задержать немедленно! Даю
двенадцать часов, и если по истечении этого срока... что к дьяволу?! Ты
мне никак сквернословишь, мерза... Гром и молния! (Шнайдкинду.) Эта
свинья говорит, что в великую княжну дьявол вселился. (В трубку.)
Подлый предатель! Как ты смеешь говорить такое о дочери помазанника
божьего? Я тебя... Шнайдкинд (отнимая у него трубку). Осторожно, сэр, Страмфест. Я не желаю осторожничать. Я его к стенке поставлю. Отдайте
трубку. Шнайдкинд. Если вы хотите спасти великую княжну, сэр... Страмфест. А? Шнайдкинд. Если вы хотите спасти великую княжну, сэр, прикажите доставить ее
сюда. С вами она будет в безопасности. Страмфест (отпускает трубку). Вы правы. Будьте с ним повежливее. Я наступлю
себе на горло. (Садится.) Шнайдкинд (в трубку). Алло. Это один шутник тут баловался с телефоном. Мне
пришлось на минуту выйти из кабинета. Отставить все это - присылай
девчонку сюда. Мы ее научим, как себя вести... Уже отослал к нам?
Какого же дьявола ты звонишь?.. (Вешает трубку.) Вообразите, ее
отослали к нам еще утром, а этот новоявленный полковник просто любит
звонить по телефону, любит послушать самого себя. (Телефон снова
звонит. Шнайдкинд злобно хватает трубку.) Что еще?.. (Генералу.) Это
наши люди звонят снизу. (В трубку.) По-твоему, у меня нет других дел,
кроме как болтать весь день по телефону... Что? Не хватает людей, чтобы
с ней справиться? Как это так? (Генералу.) Она здесь, сэр. Страмфест. Пусть шлют ее наверх. Мне придется принять ее сидя, чтобы не
выдать себя перед конвоем, - и нельзя даже поцеловать ей руку. Мое
сердце не выдержит такого позора. Шнайдкинд (в трубку). Шлите ее сюда, наверх... Ха! (Вешает трубку.) Она уже
поднимается. Ее не могли удержать.
Великая княжна врывается в кабинет. Два усталых на вид солдата висят у нее на руках. Княжна одета в длинную, до пят, шубу; на голове у нее меховая шапка.
Шнайдкинд (указывая на скамью). По команде "исполнять!" поместите
арестованную на скамью в сидячем положении и сами сядьте по обе стороны
от нее. Исполнять!
Солдаты из последних сил пытаются усадить княжну, но она отталкивает их прочь, и от с размаху падают на скамью, увлекая за собой княжну. Продолжая держать ее за руку, один солдат достает пакет и протягивает его Шнайдкинду. Шнайдкинд передает пакет генералу, который вскрывает его и с суровым лицом принимается читать бумаги.
Шнайдкинд. Арестованная, вам придется подождать, пока генерал прочитает
сопроводительные документы. Великая княжна (солдатам). Пустите меня. (Страмфесту.) Велите им отпустить
меня, не то я опрокину скамью и мы все разобьем себе затылки. Солдат. Ну нет, матушка, пожалей нас, бедняков. Страмфест (яростно, не отрываясь от бумаг). Молчать! Великая княжна (в бешенстве). Это вы мне или солдату? Страмфест (в ужасе). Солдату, сударыня. Великая княжна. Велите ему отпустить меня. Страмфест. Отпустите даму.
Солдаты отпускают княжну. Один из них утирает вспотевший лоб, второй принимается высасывать кровь из раны на руке.
Шнайдкинд (гаркает). Смирно!
Солдаты вздрагивают и выпрямляются.
Великая княжна. Пусть сосет. В ране мог остаться яд. Это я его укусила. Страмфест (шокирован). Укусили простого солдата! Великая княжна. Я хотела прижечь ему руку кочергой, но он побоялся. Что я
еще могла сделать? Шнайдкинд. Почему вы его укусили, арестованная? Великая княжна. Он меня не отпускал. Страмфест. А когда вы его укусили, он отпустил вас? Великая княжна. Нет. (Хлопает солдата по спине.) Дайте ему крест за
стойкость. Я привела его сюда, потому что не могла съесть его целиком. Страмфест. Арестованная... Великая княжна. Перестаньте называть меня арестованной, генерал Страмфест.
Моя бабушка вас на руках качала. Страмфест (прослезившись). О боже! Да, да, конечно. Поверьте, сердце мое с
тех пор не переменилось. Великая княжна. И мозги тоже. Не смейте называть меня арестованной. Страмфест. Забота о вашей безопасности не позволяет мне называть вас вашим
законным и самым священным для меня титулом. Как же мне к вам
обращаться? Великая княжна. Революция сделала нас товарищами. Называйте меня "товарищ". Страмфест. Мне легче умереть. Великая княжна. Ну называйте меня Аннаянска. А я буду называть вас
крысоловом, как бабушка. Страмфест (взволнован до глубины души). Шнайдкинд!.. Поговорите с ней... я
не в состоянии. (Всхлипывает.) Шнайдкинд (официально). Беотийская республика была вынуждена ограничить
свободу Панджандрама и членов его семьи - ради их собственной
безопасности. Вы нарушили установленные ограничения. Страмфест (продолжает мысль лейтенанта). И являетесь теперь - я вынужден
произнести это слово - арестованной. Что мне с вами делать? Великая княжна. Раньше надо было думать. Страмфест. Так нельзя, арестованная. Вы знаете, что с вами будет, если вы
меня вынудите принять более строгий тон. Великая княжна. Нет, не знаю. Но я знаю, что будет с вами. Страмфест. Что же? Великая княжна. Голос сорвете.
Шнайдкинд прыскает, роняет бумагу и, нагнувшись за ней, прячется за стол, чтобы скрыть приступ смеха.
Страмфест (громовым голосом). Лейтенант Шнайдкинд! Шнайдкинд (давясь от смеха). Здесь, сэр. (Стол трясется.) Страмфест. Вылезайте из-под стола, дурак, - чернила прольете.
Шнайдкинд появляется из-за стола; лицо его красно от едва сдерживаемого смеха.
Страмфест. Почему вы перестали смеяться? Или шутка ее императорского
высочества не кажется вам смешной? Шнайдкинд (внезапно посерьезнев). Мне не хочется смеяться, сэр. Страмфест. Извольте смеяться. Я вам приказываю. Шнайдкинд (не без раздражения). Никак не могу, сэр. (Решительно садится.) Страмфест (злобно). Вот как! (Обернувшись к великой княжне, принимает
торжественную позу.) Ваше императорское высочество приказывает мне
употреблять обращение "товарищ"? Великая княжна (вставая и размахивая красным платком). Да здравствует
революция, товарищ! Страмфест (вставая и отдавая честь.) Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Лейтенант Шнайдкинд, вставайте и пойте "Марсельезу". Шнайдкинд (вставая). Не могу, сэр. У меня нет ни голоса, ни слуха. Страмфест. Тогда садитесь. И прячьтесь от позора за своей пишущей машинкой.
(Шнайдкинд садится.) Товарищ Аннаянска, вы сбежали с молодым офицером. Великая княжна (поражена). Вы лжете, генерал Страмфест. Страмфест. Отпираться бесполезно, товарищ. Благодаря заметной внешности
этого офицера нам и удалось выследить вас.
Великая княжна внезапно понимает, в чем дело, и весело улыбается. Страмфест продолжает с судейским видом.

Вы встретились с ним в "Золотом якоре" в Хаконсбурге. Потом вы
скрылись, а офицер проследовал в Поттердам, где вы опять встретились с
ним, после чего отправились в одиночестве в Премсилопль. Что вы сделали
с этим несчастным? Где он? Великая княжна (делая вид, что сообщает важную тайну). Там, где он и
находился с самого начала. Страмфест (нетерпеливо). То есть?.. Великая княжна (резко). В вашем воображении. Со мной никого не было и нет.
Сотни офицеров ежедневно путешествуют из Хаконсбурга в Поттердам. Какое
мне до них дело? Страмфест. Они путешествуют в обычной форме, а не в полном придворном
мундире, как ваш спутник. Шнайдкинд. Только офицеры, похищающие великих княжон, путешествуют в полном
придворном мундире, потому что иначе их спутниц никто бы не замечал. Страмфест. Придержите язык.
Шнайдкинд с оскорбленным видом отворачивается, складывает руки на груди и в дальнейшем не принимает участия в разговоре. Генерал снова глядит в свои бумаги и продолжает допрашивать великую княжну.

Этот офицер путешествовал с вашим паспортом. Что вы на это скажете? Великая княжна. Вздор! Как может мужчина путешествовать с паспортом женщины? Страмфест. Очень просто - и вам это хорошо известно. Когда к контрольному
пункту подходят десять человек, их паспорта собирают и пересчитывают.
Если паспортов тоже десять, проверка на этом кончается. Великая княжна. В таком случае, откуда вам известно, что один из паспортов
был мой? Страмфест. Официант в отеле "Поттердам" раскрыл паспорт вашего офицера, пока
тот принимал ванну. Паспорт был ваш. Великая княжна. Глупости! Отчего ж меня не арестовали в этом отеле? Страмфест. Пока официант ходил за полицейским, офицер исчез. В отеле нашли
только вас - и ваш паспорт. Официанта высекли. Великая княжна. О! Страмфест, отошлите этих людей. Мне надо поговорить с
вами с глазу на глаз. Страмфест (в ужасе встает). Нет! Это уж слишком. На такое я не пойду.
Совершенно невозможно, абсолютно невозможно, чтобы особа королевской
крови говорила с кем-то с глазу на глаз - даже с собственным мужем. Великая княжна. Вы забываете об исключении из этого правила. С ребенком
особа королевской крови может говорить с глазу на глаз. (Встает.)
Страмфест! Моя бабушка качала вас на руках. Этим великодушным жестом
вдовствующая Панджандрина сделала вас ребенком на всю жизнь. Так же,
кстати, обошлась с вами природа. Я вам приказываю остаться со мной с
глазу на глаз. Слышите? Приказываю! За десять столетий ни один из
Страмфестов не ослушался приказа моих предков. Неужели вы теперь
ослушаетесь моего приказа? Страмфест. У меня еще есть выбор. Про мертвого не скажут, что он ослушался
приказа. (Достает пистолет и приставляет дуло к виску.) Шнайдкинд (вырывая у него пистолет). Ради бога, генерал... Страмфест (набрасывается на Шнайдкинда, пытаясь отнять у него свое оружие).
Несчастный лейтенантик, верните мне мою честь! Шнайдкинд (протягивая пистолет великой княжне). Возьмите! Скорее - он силен
как бык! Великая княжна (схватив пистолет). Так! Всем, кроме генерала, выйти вон!
Быстро! Моментально! Мигом! (Несколько раз подряд стреляет солдатам под
ноги.)
Солдаты бросаются вон из кабинета. Великая княжна оборачивается к Шнайдкинду, которого генерал повалил на пол.

Вы тоже!
Шнайдкинд вскакивает на ноги.

Марш!
Шнайдкинд бросается к двери.
Шнайдкинд (обернувшись в дверях). Ради вашего же блага, товарищ... Великая княжна (возмущенно). "Товарищ"? Вот еще! Вон отсюда! (Дважды
стреляет.)
Шнайдкинд исчезает.
Страмфест (невольно делая шаг к великой княжне). Ваше императорское
высочество... Великая княжна. Ни с места. У меня осталась еще одна пуля - на случай, если
вы попытаетесь меня обезоружить. (Приставляет дуло пистолета к виску.) Страмфест (отшатывается, закрывая лицо руками). Нет, нет! Опустите оружие,
опустите! Обещаю... Клянусь, я все исполню! Умоляю вас, опустите
оружие! Великая княжна (бросая пистолет на стол). Извольте! Страмфест (отнимает руки от лица). Слава богу! Великая княжна (мягко). Страмфест, я - ваш товарищ. Но, может быть, я значу
для вас и нечто большее? Страмфест (опускаясь на одно колено). Да поможет мне бог! Вы - последнее,
что осталось от той единственной власти, которую я признаю в этом мире!
(Целует ей руку.) Великая княжна (снисходительно). Идолопоклонник! Когда вы наконец поймете,
что наша власть держалась только тем, что вы себе о нас вообразили?
(Садится в кресло генерала и продолжает другим тоном.) Какие
распоряжения вы получили? И собираетесь ли вы им подчиниться? Страмфест (вскакивает на ноги и принимается раздраженно ходить по кабинету).
Как можно подчиниться шести диктаторам одновременно? Да еще когда среди
них нет ни одного дворянина? Первый приказывает мне заключить мире
иностранным противником, второй велит предъявить нейтральным странам
ультиматум - или они поддерживают его политику единого земельного
налога, или через сорок восемь часов мы их сотрем с лица земли! Третий
посылает меня на какую-то конференцию социалистов с заявлением, что
Беотия не признает никаких аннексий и контрибуций и что наша
единственная задача - устроить рай земной во всей вселенной. (К концу
своей речи оказывается возле стула Шнайдкинда.) Великая княжна. Стало быть, вся их политика - глупые игры? Страмфест. От всего сердца благодарю ваше высочество за это определение.
Европа будет вам признательна. Великая княжна. Гм... Хорошо. И все же... (Встает.) Страмфест! Ведь ваша
битва - битва за сохранение династии - проиграна. Страмфест. Вы не должны так говорить. Это измена - даже в ваших устах.
(Уныло опускается на стул и закрывает лицо руками.) Великая княжна. Не обманывайте себя, генерал. Панджаидрамы никогда уже не
будут править в Беотии (с горестным видом медленно идет по кабинету,
думая вслух.) Династия пришла в упадок, отстала от жизни, одряхлела;
наши пороки обратились против нас, и вот мы сами желаем своего падения. Страмфест. Вы богохульствуете. Великая княжна. Всякая истина рождается как богохульство. И вся королевская
конница, и вся королевская рать не могут отцовского трона поднять... А
если бы могли, вы, генерал, помогли бы им, правда? Страмфест. Клянусь небом! Великая княжна. В самом деле? И снова обрекли бы народ на безнадежную
нищету? А благороднейших мыслителей страны снова побросали бы в
позорные застенки? Утопили бы в крови поднявшееся солнце свободы?
Только потому, что посреди моря грязи, уродства и ужасов когда-то
поднимался крошечный островок блестящего двора, где вы могли стоять
навытяжку в мундире, украшенном орденами, и день за днем зевать в
ожидании того часа, когда под вами разверзнется могила, - зевать,
потому что больше при дворе делать нечего. Неужели вы настолько глупы,
настолько бессердечны? Страмфест. Только сумасшедший может говорить такое о королевской власти. Я
никогда не зевал при дворе. Зевали псы - но только потому, что они псы,
лишенные воображения, чести, идеалов и чувства собственного
достоинства. Великая княжна. Мой бедный Страмфест, вы слишком редко бывали при дворе и не
успели от него устать. Ведь вы все время воевали, а возвратившись домой
за очередным орденом, восторженно глядели на моего отца, на мою мать и
на меня - и были этим счастливы. Ведь так? Страмфест. Уж не упрекаете ли вы меня? Мне нечего стыдиться. Великая княжна. Да, вас такая жизнь устраивала, Страмфест. Но подумайте обо
мне! Каково было мне видеть, что вы поклоняетесь мне, точно богине,
хотя я самая обыкновенная девчонка? Меня, как зверя, посадили в клетку
- ведь это же жестокость! Вы могли бы поклоняться восковой кукле или
золотому тельцу: они не мучились бы от скуки. Страмфест. Прекратите или я отрекусь от вас. Женщин, которые позволяли себе
нести подобный вздор, я не раз приказывал сечь плетьми. Великая княжна. Не напоминайте мне об этом, не то я вас застрелю. Страмфест. У вас всегда были низменные наклонности. Вы не дочь своего отца,
вы оборотень, которого какая-нибудь развратная нянька подбросила в
колыбель Панджандрамов. Я слышал о том, что вы проделывали в детстве;
мне говорили, будто вы... Великая княжна. Ха, ха! О да! Когда я была девочкой, меня однажды повели в
цирк, и там я поняла, что значит быть счастливой, там я впервые в жизни
почувствовала себя наверху блаженства - и убежала с цирковой труппой.
Меня поймали и снова посадили в золоченую клетку, но я вкусила свободы
и заставить меня забыть ее было уже невозможно. Страмфест. Свобода! Быть рабыней акробата! Выставляться на потеху публике!.. Великая княгиня. О, этому меня выучили дома. Эту науку я постигала при
дворе. Страмфест. Вас не учили выходить полураздетой и кувыркаться через голову... Великая княжна. Оставьте! Я хотела сбросить свои дурацкие наряды и
кувыркаться через голову! Хотела, понимаете, хотела! Я и сейчас еще на
это способна. Показать? Страмфест. Клянусь, я выброшусь в окно. Уж лучше мне встретиться с вашими
родителями в раю, чем ждать, пока они сорвут ордена с моей груди. Великая княжна. Вы неисправимы, вы безумны, вы ослеплены. Даже когда мы
сходим со своих пьедесталов и в глаза объявляем вам, что вас одурачили,
вы не в состоянии поверить, что коронованное семейство - это самые
обыкновенные смертные. Не буду больше с вами спорить и попросту
воспользуюсь своей властью. Стоит мне сказать слово - и ваши люди
обернутся против вас. Половина ваших подчиненных уже не отдает вам
честь, и вы не смеете наказать их, вам приходится закрывать на это
глаза. Страмфест. Не вам укорять меня за это. Великая княжна (высокомерно). Укорять? Мне, великой княжне, укорять простого
генерала? Вы забываетесь, сэр! Страмфест (покорно опускается на одно колено). Вот теперь вы говорите как
подобает особе королевской крови. Великая княжна. Ах, Страмфест, Страмфест, вас сделали рабом до мозга костей.
Отчего вы не плюнете мне в лицо? Страмфест (в ужасе вскакивает). Господи помилуй! Великая княжна. Что ж, раз вы непременно хотите быть моим рабом, извольте
подчиняться. Я пришла сюда не для того, чтобы спасать нашу несчастную
династию и нашу запятнанную кровью корону. Я пришла, чтобы спасти
революцию. Страмфест. Может быть, я и глуп, но я согласен: лучше спасти хоть что-то,
чем дать погибнуть всему на свете. Но что революция сделает для народа?
Не верьте прекрасноречию революционных ораторов и прокламациям
революционных писателей! Много ли свободы там, где они пришли к власти?
Разве они не вешают, не расстреливают, не арестовывают точно так же,
как это делали мы? Разве они говорят народу правду? Нет! Если правда их
не устраивает, они распространяют ложь, а за правду казнят. Великая княжна. Ну разумеется. Почему бы им этого не делать? Страмфест (не веря своим ушам). Почему бы им этого не делать? Великая княжна. Да, почему бы им этого не делать? Мы поступали точно так же.
Вы сами этим занимались - секли женщин плетьми за то, что они учили
детей читать книги. Страмфест. Мятежные книги. Карла Маркса. Великая княжна. Чушь! Как это можно научить ребенка читать Библию и при этом
не научить его читать Карла Маркса? Чем выдумывать глупые оправдания,
беритесь за оружие и исправляйте свои ошибки. Осудив вас за то, что вы
секли женщин, я еще больше осуждаю вас за то, что вы секли мужчин! Ведь
я сама женщина. Страмфест. Я вас не понимаю, ваше высочество. По-моему, вы себе
противоречите. Великая княжна. Ничего подобного! Я просто говорю, что если народ не может
сам управлять своей жизнью, значит им должен управлять кто-то другой.
Если народ не хочет добровольно исполнять свои обязанности, а хочет,
чтобы его принуждали и обманывали, значит, кто-то должен принуждать и
обманывать его. У власти должна быть небольшая группа людей - но людей
способных и энергичных. Из всех подобных групп я принимаю сторону той,
чьи принципы совпадают с моими. Революция так же жестока, как
Панджандрамы, но ее цели совпадают с моими. И потому я - на стороне
революции. Страмфест. Вы сами не понимаете, что говорите. Это ж чистый большевизм. Вы,
дочь Панджандрама, - большевичка? Великая княжна. Я готова стать кем угодно, лишь б сделать мир меньше похожим
на тюрьму и больше - на цирк. Страмфест. Ага! Вам все еще хочется стать цирковой знаменитостью! Великая княжна. Да! И чтобы в афише стояло: императрица-большевичка. Меня
ничто не остановит. Генерал Страмфест, я вам приказываю: спасите
революцию! Страмфест. Какую революцию? Какую? Их сотни! Найдите мне двух
оборванцев-революционеров, у которых было бы одинаковое представление о
революции! Что может спасти толпу, если в ней каждый рвется в свою
сторону? Великая княжна. Только одно - война. Страмфест. Война? Великая княжна. Да, война. Только перед лицом общей опасности все эти
враждующие партии поймут, что у всех нас одна задача, и сплотятся в
единую державу. Страмфест. Браво! Я всегда говорил, что война лечит от всех болезней. Но
чего стоит единая держава, если у нее нет единой армии? И что я тут
могу поделать? Я всего лишь солдат. Я не умею говорить речи, я не
одержал ни одной победы. Армия не пойдет за мной. (Снова уныло
спускается на стул.) Великая княжна. И за мной не пойдет? Страмфест. О, если б только вы были мужчиной! Если б только вы были
солдатом! Великая княжна. Допустим, я вам найду мужчину и солдата? Страмфест (в ярости вскакивает). А! Этого негодяя, с которым вы удрали!
Думаете через мою голову поставить его во главе армии? Не выйдет! Великая княжна. Вы обещали все исполнить, вы поклялись. (Марширует, словно
она перед строем солдат.) Я знаю, что только этот человек может
вдохновить армию. Страмфест. Вы заблуждаетесь! Вы потеряли голову! Какой-нибудь циркач, в
которого вы влюблены. Великая княжна. Клянусь, что я в него не влюблена. Клянусь, что никогда не
буду его женой. Страмфест. Кто же он такой? Великая княжна. Любой другой на вашем месте давно догадался бы. Этот человек
- у вас перед глазами. Страмфест (оглядываясь кругом). Где? Великая княжна. Посмотрите в окно.
Генерал бросается к окну. Великая княжна скидывает шубу и оказывается в мундире панджеробаенского гусара.
Страмфест (глядя в окно). Где он? Я никого не вижу. Великая княжна. Здесь, глупый вы человек. Страмфест (обернувшись). Вы! Святые небеса! Императрица-большевичка!


далее: КОММЕНТАРИИ >>

Бернард Шоу. Аннаянска, сумасбродная великая княжна
   КОММЕНТАРИИ
   АННАЯНСКА,


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация